Некоммерческая организация «Ассоциация спортивных психологов» (АСП)

«Вместе мы быстрее, выше, сильнее!!!»

Вышла новая статья профессора М.М. Решетникова «Репортаж с малой Родины»
Вышла новая статья профессора М.М. Решетникова
«Репортаж с малой Родины»
19 ноября 2022 года АСП в рамках проекта «Психологические субботники» приглашает на мастер-класс Находкина Василия Васильевича «Психологическое сопровождение спортивной подготовки (на примере Центра спортивной подготовки сборных команд РС (Я)»
19 ноября 2022 года
АСП в рамках проекта «Психологические субботники» приглашает
на мастер-класс Находкина Василия Васильевича
«Психологическое сопровождение спортивной подготовки
(на примере Центра спортивной подготовки сборных команд РС (Я)»
10 по 12 ноября 2022 года в Новосибирске прошел Всероссийский конгресс «ЗА САМБО БУДУЩЕЕ!»
10 по 12 ноября 2022 года в Новосибирске
прошел Всероссийский конгресс «ЗА САМБО БУДУЩЕЕ!»
Вышла книга В.К. Сафонова «Опыт практической психологии в спорте: 10 шагов к осознанию, мотивации, концентрации»
Вышла книга В.К. Сафонова
«Опыт практической психологии в спорте: 10 шагов к осознанию,
мотивации, концентрации»
Вышла новая книга «Энциклопедия Отечественного спорта (Российская империя – Советский Союз — Российская Федерация) в 3-х томах »
Вышла новая книга
«Энциклопедия Отечественного спорта (Российская империя –
Советский Союз — Российская Федерация) в 3-х томах »
previous arrow
next arrow

Вышла новая статья профессора М.М. Решетникова
«Репортаж с малой Родины»

Размышления о будущем

   Когда, не извещая коллег заранее, я поехал в ЛНР, вслед понеслись несколько сообщений. Кто-то посчитал необходимым написать что-то доброе, другие просто констатировали: «Благородно, но глупо»; или выражали непонимание: «Зачем? У тебя же и так все есть?».
У меня было не все. Не было опыта общения с соотечественниками, которые восемь лет жили под непрерывными обстрелами, но выстояли. А теперь он у меня есть. Но это только самый первый опыт — специальные исследования и самая напряженная работа еще впереди. В том числе работа всего нашего психологического сообщества.
   Сделаю маленькое отступление. Еще в 1980-х в соответствии с оборонными задачами МО СССР мне довелось поработать с рядом чрезвычайно значимых для военной психологии ситуаций. Это были две командировки на Афганскую войну в период наиболее активных боевых действий. Потом — в Армению после Спитакского землетрясения 1988 года, когда в один день погибли около 100 000 человек (модель подземного ядерного взрыва). Затем было крушение двух пассажирских поездов под Уфой в 1989 в результате взрыва газа, скопившегося в низменной местности после утечки из поврежденной газовой магистрали. Вагоны разбросало на десятки метров, погибли 645 человек, из них 181 ребенок, и еще 623 получили ранения и ожоги. Это была модель ядерного взрыва в атмосфере. Подробно изучались также последствия аварии на ЧАЭС (1986), которая была реальной моделью применения «грязной бомбы», не так давно ставшей актуальной проблемой. Были и другие исследования. Это был уникальный опыт по изучению психических травм и ПТСР.
   Сейчас ни у меня, ни у кого-то другого в современной российской психологии нет опыта работы с последствиями многолетней психической травмы, к тому же нанесенной враждебной и при этом — той же этнической группой. Травмой, сопровождавшейся многолетней блокадой, унижениями, пытками, убийствами, терактами и обстрелами жилых кварталов, запретом права говорить на родном языке, а на последнем этапе, который был предотвращен СВО, планировалась зачистка огромных территорий от всех русскоговорящих, а фактически — их физическое уничтожение. Изучение последствий всего этого и разработка программы реабилитации всех возрастных групп, которым удалось это пережить, еще только предстоит.
   Когда массовая психическая травма является результатом какой-либо экологической или даже техногенной катастрофы, обычно она претерпевает специфические трансформации и, независимо от того верят ли пострадавшие в Бога или нет, такая травма чаще всего интерпретируется как «Господь посылает нам новые испытания». Их нужно пережить. И постепенно травматические переживания проходят как бы в «автономном режиме» в течение 3–5 лет.

Доктор психологических наук, кандидат медицинских наук, профессор Решетников Михаил Михайлович.

Читать статью полностью

   Решетников Михаил Михайлович, Доктор психологических наук, кандидат медицинских наук, профессор. Заслуженный деятель науки РФ. Учредитель и ректор Восточно-Европейского института психоанализа (ВЕИП) с 1991 года.
   Член Президиума Российского психологического общества. Вице-президент, член Президиума Координационного совета Санкт-Петербургского психологического общества. Член Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги. Член Российского психотерапевтического общества (Санкт-Петербург). Паст-президент Европейской конфедерации психоаналитической психотерапии (ЕКПП-Россия).
   Член Всемирного Совета по Психотерапии (Австрия). Член Международной ассоциации «Мост между Восточной и Западной Психиатрией» (Рим, Италия). Член Американской национальной ассоциации по аккредитации в психоанализе (Нью-Йорк, США). Член Комитета по проблемам психического здоровья Европейской федерации психологических обществ (Брюссель, Бельгия).
 Член федерального УМО в системе высшего образования по укрупненным группам специальностей и направлений подготовки 37.00.00 Психологические науки. Член УМО по психологии по классическому университетскому образованию. Член ученых (докторских) советов по философии и психологии СПбГУ. Член ученого (докторского) совета Института экстренной и радиационной медицины МЧС РФ. Член Экспертного совета при министре МЧС РФ.
   Член редакционных коллегий ряда российских и зарубежных профессиональных изданий.
В рамках Национального конкурса «Золотая Психея» член Экспертного Совета (выбор финалистов по итогам 2005-2013, 2016-2020) и Большого Жюри (выбор победителей по итогам 1999-2022).